[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Justin‛s Bieber‛s Форум » Fanfiction и Журнал "Самиздат" » Старые фанфики о Джастине Бибере » - He is crazy? - No, he is Bieber-Man!
- He is crazy? - No, he is Bieber-Man!
Дата: Вторник, 17.05.2011, 17:19 | Сообщение # 1Мечтательница
Автор: Мечтательница
Бета: Belka
Название: - He is crazy? - No, he is Bieber-Man!
Рейтинг: PG-13.
Категория/Жанр: экшн, юмор, романтика.
Статус: в процессе.

от Автора: я рада приветствовать вас в этой теме. Я здесь новенькая, но со временем постараюсь стать активным участником жизни сайта. А пока представляю вашему вниманию свой фанифик, навеянный старыми добрыми историями о супер-героях.



Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 37
Награды: 7
Репутация: 13
Статус: Offline
 
Дата: Вторник, 17.05.2011, 17:25 | Сообщение # 2Мечтательница

Все начинается с трусов.

Мегги стояла за барной стойкой и не спеша протирала стаканы.
- До завтра, Джас! – подмигнула она мне.
Я был вымотан, и желания флиртовать с ней у меня не было. Закинув на плечи рюкзак, я прошел мимо, равнодушно махнув девушке в ответ.
Выйдя из душного бара, я глубоко вдохнул прохладный ночной воздух. Он наполнил мои легкие, принося удовольствие, должно быть похожее на то, какое заядлый курильщик испытывает, затягиваясь дымом любимых сигарет. Но сырость, оставленная недавним дождем, заставила меня поежиться и поднять воротник моей старой джинсовой куртки. Приготовившись следовать своему обычному, скучному еженочному маршруту от бара домой, я вдруг услышал разрывающий холодное оцепенение апрельской ночи вой полицейской сирены. Хватило пары секунд, чтобы моя усталость сменилась напряженной решимостью прийти на помощь.
Мой супер-слух помог мне быстро сориентироваться и определить, откуда доносился звук. Через пару минут я уже был на месте происшествия.
Проезжую часть перед домом на <> стрит перегородила полицейская машина. Здесь же находилась машина «скорой» и службы спасения. На противоположной улице, у библиотеки стояли несколько прохожих и полицейский. То и дело переругиваясь, они поднимали головы к крыше дома, на выступе которой стоял мужчина. Мое супер-обоняние ощутило резкий, обжигающий запах алкоголя.
Полицейские пытались успокоить самоубийцу. Приглашенный на место происшествия психолог убеждал человека на крыше отступить от края. Но тот лишь осыпал собравшихся благим матом. Было ясно, что ничем хорошим ситуация не закончится, если не вмешаюсь я.
Моя супер-реакция сработала мгновенно. Сегодня самоубийства не будет. Не в этот день.
Чтобы не привлекать к себе внимание, я старался сдержать свой быстрый шаг, направляясь в пустой темный переулок, располагавшийся недалеко от злополучного места. Мое супер-обоняние уловило близость зловонной помойки, но делать было нечего. Нелегка доля супер-героя.
Находясь в тени Нью-Йоркских высоток, я мог быть уверен в том, что ночь скроет мою тайну от посторонних глаз. Кинув рядом с собой рюкзак, я быстро снял с себя уже сырую от мороси джинсовую куртку и вдруг услышал раздирающий ночную пустоту крик. Надо спешить. Через секунду мои джинсы уже лежали в рюкзаке. Понимая, что еще пару минут, и будет уже слишком поздно кого-либо спасать, я резко дернул за края рубашки, оторвав от нее тем самым все пуговицы, так заботливо пришитые моей мамой. В следующий свой приезд домой снова придется тащить целый чемодан распоротой одежды. Но уж лучше пусть будет порван мой костюм, чем пострадаю я. Ведь с испорченной одеждой маме смириться проще, чем с риском, которому я подвергаю себя каждый день.
Оставшись в одном нижнем белье, я скинул разбросанную по переулку одежду в рюкзак. Возможно, мой внешний вид был нелепым, но первый шаг к превращению обычного парня Джастина в супер-героя был уже совершен. Да, супер-костюм всегда начинается с супер-трусов! Эта пикантная деталь не только придавала моему виду мужественности, но и предохраняла от ударов.
Настала очередь кольца. Я осторожно повернул его на пальце инициалами вверх. По коже пробежали миллионы мурашек. Еле ощутимой пеленой меня накрыла мягкая ткань. Наконец я был готов. Фиолетовый костюм удобно облегал все мое тело, не сковывая движений. Резкий порыв холодного ветра раздул мой плащ, который был в тон супер-трусам.
Я был готов сражаться за справедливость, жизнь и Америку! За все то, что является целью борьбы для любого уважающего себя супер-героя.
Медлить было уже нельзя, ведь смерть была совсем близко, в любую минуту готовая забрать жизнь этого идиота. Черт его дернул лезть на эту чертову крышу! Покачав головой, я резко оторвался от земли и оказался над ночным, кое-где расцвеченным переливающимися неоновыми вывесками Нью-Йорком. Почти сразу я обнаружил горе-самоубийцу все еще стоявшего на крыше и покачивающегося из стороны в сторону. В руке он сжимал полупустую бутылку дешевого вина.
- Она меня не любит! МЕНЯ! Ст*рва! Я все для нее делал, а она ушла к этому убл*дку! Пусть она идет сюда! Пусть тащит свой зад и на коленях умоляет простить ее, иначе я прыгну! – хриплый крик раздавался на всю округу. Некоторые слова парень проглатывал и заикался из-за количества выпитого спиртного.
Выкрикивая проклятия, он не мог сдержать нахлынувших на него эмоций и от резких движений сильно пошатнулся в сторону пропасти. Считанные миллиметры отделяли его от падения и смерти. Думать было некогда. Я мгновенно подлетел к человеку и, ухватив его за руки, поднял в воздух. От неожиданного рывка он выронил бутылку, и та с холодным звоном разбилась о тротуар.
Видимо мужчина до сих пор не понимал происходящего, так как все еще бормотал всяческие ругательства и сыпал проклятиями. Поднявшись на несколько метров над землей, мы застыли в воздухе. Моей задачей было не просто спасти этого человека от гибели, но и предотвратить дальнейшие его попытки покончить с жизнью.
Похоже, парень наконец-то начал приходить в себя. Он замолчал и обратил на меня свое внимание. Взглянув на меня, он сощурился, а затем резко распахнул свои, застланные пеленой от алкоголя, глаза.
- Кто ты? – выпалил он.
- Ты хотел спрыгнуть, я тебе помогу! – крикнул я в ответ.
Этот идиот начал мне порядком надоедать. Я разжал ладонь, и человек повис на одной руке над городом. Окончательно протрезвев, он закричал. Его голос отразился от зданий и эхом прокатился над местом происшествия.
- Ты сам этого хотел, кр*тин! – я не мог сдержать злорадного смеха, и теперь шума стало гораздо больше.
- Я не хочу умирать! Прошу вас, нет! – из глаз этого неудачника градом катились слезы.
Убедившись в своей победе, я усмехнулся и снизил высоту. Приземлившись рядом с патрульной машиной, я отпустил руку. Мужчина упал на колени передо мной. В его глазах был страх. Кр*тин! Спасай таких идиотов, а они потом смотрят, будто я их убить пытался. Увидев приближающихся полицейских, я понял, что дело сделано, и мне пора валить.
- Кто ты? – спросил он шепотом.
Парень уставился на меня, точно я напоминал ему одного из этих зеленых человечков, которыми американские фильмы пугают весь мир. Я что, первый супер-герой в Нью-Йорке?! Хотя, видимо, в его жизни – первый.
- Я твой ночной кошмар. Я тот, кто каждый день обезвреживает таких кр*тинов, как ты! Я - Бибер-Мэн! Когда в следующий раз приспичит прыгнуть с крыши, вспомни меня, – ответил я и поднялся над землей.
Снова оказавшись в воздухе, я ощутил легкость и прилив удовлетворения от своего супер-геройского поступка. Захватив по пути рюкзак из моего укрытия, я набрал скорость и направился к дому.
Приземлившись на <> стрит, я оказался в небольшом темном переулке. Повернув кольцо, я облачился в костюм Джастина МакКинли, восемнадцатилетнего студента заочного отделения Нью-Йоркского Университета, подрабатывающего певцом в небольшом баре Dead Cat на окраине города, насквозь провонявшем пивом и дешевыми сигаретами. Закинув на спину рюкзак, я неспешно поплелся домой.
Я вышел на тускло освещенную единственным целым фонарем дорогу. Эта часть города казалась безжизненной в столь ранний час. Я направился к безликому зданию из красного кирпича, кажущемуся огромным темным пятном рядом с новыми светлыми домиками, разместившимися по разным сторонам от дороги.
Местами расколотые тяжелые бетонные блоки, служившие неким подобием ступенек, вели к высокой, громоздкой черной, как смоль, двери. Отсутствие замка никогда не привлекало грабителей, так как жителями дома, в большинстве своем были законченные, но к счастью безобидные, пьяницы, разочаровавшиеся в жизни, или одинокие дамы, средних лет, в одиночку воспитывающие детей и вечно спешащие из дома на работу, с работы домой, которые еле сводят концы с концами.
Повернув ручку, я осторожно толкнул дверь. Она со скрипом отворилась, открывая передо мной узкую темную лестницу. Я старался как можно тише ступать по небольшим деревянным ступенькам, но протяжный скрип все же выдавал мое присутствие. Неожиданно темную пустоту лестничного пролета пронзил яркий луч света. Я остановился.
- МакКинли! Я знаю, что это ты, – раздался хриплый мужской голос, не предвещавший ничего хорошего. – Иди сюда!
Меня охватило острое желание вырваться обратно на улицу, в объятия сладкого, манящего запаха свободы. Но я обреченно направился к комнате, из которой доносился голос.
В огромном отвратительного коричневого цвета кресле сидел, зажав сигарету в зубах, Билл Ибсон, хозяин дома, в котором я снимал комнату. Приземистый, слегка лысеющий, мужчина, постоянно воняющий смесью пота, пива и сигарет, с всегда расстегнутыми штанам, чтобы удобнее было запихивать в себя очередную порцию жирных, сомнительного содержания хот-догов, заливая все это бутылочкой дешевого алкоголя.
Билл внимательно смотрел на меня, сощурив глаза. Я чувствовал себя пойманным шпионом, в лицо которого бьет яркий свет настольной лампы. Билл глубоко затянулся сигаретой, а затем на выдохе проговорил:
- Ты снова, м*ть твою, задерживаешь плату, МакКинли, – из его рта выходили серые густые клубы дыма, разнося по комнате противный, едкий запах и придавая его лицу желтоватый, болезненный оттенок.
- Мне жаль, мистер Ибсон, я получу деньги лишь в конце месяца…
- Мне плевать! – рявкнул Билл, не давая мне договорить. – У тебя три дня.
Мужчина медленно встал и, переваливаясь с ноги на ногу, поплелся в свою комнату.
Мерзкое чувство беспомощности перед этим убл*дком заскребло на душе. Он бессовестно тянул из постояльцев последние деньги и просаживал их в казино и на выпивку. И я, черт возьми, при всех своих супер-способностях не мог этого изменить.
Руки непроизвольно сжались в кулаки. Я чувствовал, как внутри меня закипает злость. Не справившись с нахлынувшими эмоциями, я с силой толкнул стол. Одна из его ножек звучно треснула, а стоявшая на нем бутылка пива угрожающе покачнулась. Чтобы избежать шума и очередного конфликта с Биллом, я ловко поймал бутылку на лету и поставил ее на место.
Усталость, окутавшая меня невидимым плащом, уже с непреодолимой силой давила на плечи. Не способный сопротивляться ей и дальше, я заставил себя идти в комнату.
Унылое, тусклое пространство между четырьмя серыми стенами, с каждым днем казалось все более тесным. Оно напоминало пустую картонную коробку. Небольшой шкаф, узкая кровать, с которой я постоянно падал по ночам, коврик, на котором я просыпался, письменный стол и старая тумбочка составляли скромное убранство моего жилища. Но поскольку «дома» я только спал, большего мне было не нужно. К тому же плата была сравнительно небольшая, что позволяло мне не зависеть от родителей.
Скинув с себя рюкзак, куртку и кеды, я, измученный долгим, утомительным днем, повалился на кровать. Старое дерево издало жалкий, но уже ставший родным всхлип. Поблагодарив Бога и мистера Нейпа за предоставленный выходной, я погрузился в долгожданный сон.


Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 37
Награды: 7
Репутация: 13
Статус: Offline
 
Дата: Четверг, 19.05.2011, 15:18 | Сообщение # 3Мечтательница
P.S. все персонажи и события вымышлены, любое сходство с реальными людьми является случайным, либо умело завуалированным личным отношением автора к данным персонам)

Верьте в чудеса и супер-героев, ведь они среди нас!)


Спасение одного Линкольна или «В Бога мы верим»

Поглубже спрятав руки в карманы, я медленно шел по одной из улиц делового центра Нью-Йорка. Это место, где ваши мечты могут осуществиться, если у вас есть наличные и вы играете по правилам.
Суетливая, серая масса людей, не выражавшая ни капли эмоций, быстро передвигалась от одного здания к другому. Клерки, юристы, брокеры, дилеры, трейдеры и прочие финансовые муравьи, в однообразных деловых костюмах напоминающие роботов, спешили по своим делам, пытаясь обогнать время, одной рукой держа мобильный возле уха, а в другой неся остывший кофе, при этом прижимая к груди огромную папку с бумагами. Здания, возвышавшиеся по обеим сторонам улицы, почти закрывали застланное тучами небо. Унылое зрелище.
Внезапно сквозь прохладный апрельский воздух, я ощутил теплоту.
Недалеко от меня шла девушка. Одетая в строгий костюм, с убранными в аккуратный пучок светлыми волосами, она сжимала в руках портфель и была похожа на других людей, которых я видел на этой улице. И все же было в ней что-то другое, живое и теплое. Я искоса наблюдал за девушкой, пытаясь понять, что говорит моя супер-интуиция. Наверное, почувствовав мой взгляд девушка повернулась, и наши глаза встретились. Меня будто ударил едва уловимый заряд тока. Девушка резко отвела глаза. Интерес, который она пробудила во мне не утихал, и я последовал за ней. Пробираясь сквозь толпу, я старался не упустить незнакомку. Неожиданно девушка вновь посмотрела мне в глаза. Снова заряд тока. Я остановился не в состоянии сделать шаг. Поспешно отвернувшись, девушка скрылась от меня в толпе.
Резкий холодный порыв ветра освежил меня. Я быстро заморгал, надеясь освободиться от мыслей о незнакомке. Возможно, все эти ощущения лишь игра моего супер-воображения и я пытался увидеть то, чего нет. Но девушка никак не выходила у меня из головы. Черт возьми, кто она такая? Незнакомка казалась мне другой, не такой как все люди, окружавшие меня.
- Здравствуйте. Вы хотите взять кредит? – услышал я довольно резкий женский голос.
Огромный круглый зал банка на <> стрит, был заполнен людьми. Черт меня дернул заявиться сюда в час пик.
- Нет, я хотел бы снять деньги со счета, – ответил я девушке.
Она недоверчиво посмотрела на меня, словно оценивая размер моего банковского счета по внешнему виду. Я привык к таким взглядам. Так смотрели на меня большинство студентов, когда я бывал в университете. Избалованные дети папаш с толстыми кошельками. Черт возьми, они смотрели на меня с таким презрением, будто я вышедший на свободу убийца!
- Пожалуйста, введите свой ПИН-код и распишитесь. – Услужливость девушки теперь казалась еще более наигранной. Она с завистью смотрела на коллегу, которая кокетничала с мужчиной в дорогом костюме.
Закончив вводить данные, я протянул планшет девушке. Она небрежно взяла его и принялась печатать что-то на компьютере.
- Сколько хотите снять? – не отрывая глаз от монитора, спросила девушка.
- Сотню, – быстро ответил я.
Внезапно мой супер-слух уловил резкие грохочущие звуки хлопающих дверей автомобиля, доносившиеся с улицы. Я обернулся в сторону выхода и прислушался. Громкие мужские голоса эхом раздавались у меня в голове, но из-за шума в банке я не мог разобрать слов. Последовал щелчок. На мгновение банк будто затих и мне удалось понять, что это был за звук.
Схватив со стола рюкзак, я мигом рванул в туалет, расстегивая по пути куртку. Девушка, обслуживающая меня, кричала что-то в след, но мне было не до объяснений. Возможно, сейчас судьба этой высокомерной дамочки, богача в строгом костюме, симпатичной кокетки, и еще нескольких десятков человек в этом банке зависела от того, успею ли я добежать до туалета.
Быстро закрыв за собой дверь кабинки, я начал расстегивать на себе одежду. Оставшись в супер-трусах, я, не теряя времени, повернул кольцо. Через секунду мое тело уже было затянуто в темно-фиолетовый супер-костюм. Внезапно по банку разнесся оглушительный визг. Я понял, что чертов спектакль начинается. Через несколько секунд раздалась череда выстрелов.
- Всем лежать! А ты, дура, заткнись! – услышал я грубый мужской голос. – Если вы выполните наши требования, мы никого не убьем!
Значит пока жертв не было. Этот факт несколько утешил меня, помогая рассуждать здраво.
- Пойди, проверь остальные помещения! – скомандовал один из грабителей.
Я услышал приближающуюся тяжелую поступь. Дверь в туалет распахнулась, я замер, позволяя подойти ближе этому убл*дку. Резкими ударами мужчина открывал двери кабинок, которые с грохотом бились о стены. Наконец очередь дошла и до моего укрытия. Я затаил дыхание, приготовившись к обнаружению. Дверь открылась и я увидел человека среднего роста, одетого в черную одежду, лицо которого закрывала маска. В руках он сжимал пистолет. От удивления глаза преступника расширились, а рот приоткрылся.
- Привет! – сказал, улыбнувшись, я и ударил мужчину кулаком в лицо.
Грабитель застонал и, закрыв глаза, упал на пол. Обходя тело, я с силой пнул выпавший из его рук пистолет так, что тот, ударившись о стену, издал жалобный звук. Я пожалел о том, что не могу сделать то же самое с этим убл*дком.
- Фил! Фил! Где ты, с*кин сын?! – снова раздался мужской крик.
Но Фил уже был не в состоянии говорить. Он лежал, распластавшись на полу, а из его носа сочился узкий кровавый ручеек.
- Пойди, посмотри, что там с ним. А ты, милочка, не отвлекайся. Пуля летит очень быстро, – произнес все тот же грубый голос.
Снова по коридору, ведущему в туалет, раздались чьи-то шаги. Подойдя к телу Фила, я поднял его перед собой, закрыв тем самым себя.
- Фил! – послышался испуганный, но тем не менее громкий голос в коридоре.
Дверь распахнулась и я увидел высокого человека, одетого так же как и Фил. В его руках был пистолет. Увидев своего друга без сознания, он покрепче сжал оружие.
- Что за черт?! – крикнул преступник.
Я толкнул Фила, и его тело упало на мужчину.
- Фил очень рад тебя видеть, убл*док, – проговорил я и, сильно замахнувшись, ударил грабителя в лицо. Уже два тела с грохотом упали на кафель. Быстро отбросив в сторону оружие, я вышел из туалетной комнаты.
Оказавшись в холле, я увидел сидящих на полу людей. Они сжимали колени руками и вздрагивали от любого резкого движения или звука. Среди заложников я увидел маленькую девочку. Сидящая рядом с ней женщина прижимала ее к себе и шепотом уговаривала сидеть тихо. Но девочка ее не слушала. Своими широко распахнутыми испуганными глазками она смотрела на молодую девушку в форме служащей банка, торопливо достававшую деньги из кассы и складывавшую их в мешок. Я увидел внешнюю схожесть между девушкой за кассой и малышкой, смотревшей на нее. Видимо, это были мать и дочь. В какой-то момент девушка подняла голову, и их взгляды встретились. Она слабо улыбнулась дочери, пытаясь ее успокоить.
- Скорее! Если копы приедут до нашего ухода, вам всем не жить! – крикнул один из грабителей.
Девочка уткнулась в плечо обнимавшей ее женщины. В моих мыслях неожиданно промелькнуло лицо младшей сестренки. Невинные, наивные глаза, маленький курносый носик, пухлые щечки. Мысль о том, что кто-то может причинить вред столь беззащитному существу, заставила кровь в моих жилах закипеть.
В главном зале оставались только два грабителя. Если бы они не находились так близко от заложников, обезвредить их для меня было бы плевым делом, но сейчас… Мне нужно было не только справиться с преступниками, но и уберечь невинных людей в зале банка от выпущенной мной на свободу супер-силы. Нужен был неожиданный ход, чтобы быстро и без последствий сыграть свою роль.
Грабители следили только за заложниками и все еще не замечали меня. Они не подозревали, что тот, кто закончит их бесславную авантюру, стоит у них за спиной. Быстро сориентировавшись, я решил, что пора мне занять режиссерское кресло этого спектакля. Поднявшись в воздух, я завис под потолком зала. Видимо мой выход все же не оказался незамеченным, как я планировал, так как десятки глаз мигом уставились на меня.
- Что за черт?! – крикнул один из грабителей, подняв вверх свой пистолет. Второй последовал его примеру.
- Я предпочитаю, чтобы меня звали по-другому, – ответил я и, сорвав с потолка люстру, сбросил ее на одного из этих убл*дков.
Ему еще повезло, что люстра была сделана из легкого пластика, и этот с*кин сын всего лишь потерял сознание.
- Черт! – воскликнул другой грабитель, увидев своего рухнувшего на пол сообщника. – Да кто ты такой?! – он недоумевающее пялился на меня.
О, Боже! Давно в Нью-Йорке не было настоящих супер-героев! Сейчас дети читают комиксы про бравых американских копов! А как же Супер-Мэн, Человек Паук? Я учился у них, когда был еще маленьким маменькиным Бибер-Мэнчиком! Но это было давно, и теперь пришла моя очередь возрождать великое дело супер-героев – спасать Нью-Йорк, Америку, да и что уж там, весь мир!
- Я тот, кому такие убл*дки как вы, мешают заниматься в туалете тем, чем там обычно занимаются! Я тот, у кого из-за таких как вы, всегда будет работа! – всегда мечтал произнести эту фразу. - Я – Бибер-Мэн! – мой голос эхом разнесся по затихшему залу.
- Что? – интонация, с которой грабитель произнес это, выдавала его уже с трудом скрываемый страх, и я понял, что клиент готов.
В одну секунду спустившись на отражающий свет больших люстр пол банка, я оказался напротив преступника в пяти шагах от него.
- Не подходи! Я выстрелю! – кричал мужчина. Его руки дрожали, а пальцы судорожно искали курок.
Я двинулся в сторону грабителя. Тот отшатнулся и, сильно зажмурившись, выстрелил. Пуля со свистом летела прямо мне в грудь. Кто-то с ужасом вскрикнул. Преступник испуганно смотрел на меня. Его глаза расширились еще больше от того, что он увидел через мгновение. Пуля, летевшая прямо на меня с огромной скоростью, ударилась о мою грудь, словно пластмассовый шарик из игрушечного пистолетика, не причинив никакого вреда, и, отскочив, со звоном упала пол. Зал ахнул.
- Это была твоя последняя ошибка на сегодня, – спокойно проговорил я и, подойдя к грабителю, ударил его кулаком в лицо. Мужчина упал навзничь, а оружие, выпавшее из его рук, укатилось к одному из банковских столов. Присутствовавшие в зале еще шокировано смотрели на меня, когда я подошел к девушке, собиравшей деньги в мешок, и сказал:
- Это больше не нужно. И я бы на вашем месте вызвал полицию.
Быстро заморгав, она схватила телефонную трубку и набрала 911.
- Вставайте. И, мужчины, я бы попросил вас отыскать веревки и связать этих под*нков, – обратился я к заложникам.
Притащив двух грабителей, оставленных мною в туалете, я организовал эдакую «преступную кучку» из связанных тел. Посетители и служащие банка уже начали приходить в себя, но все еще не расходились, дожидаясь полиции. Девочка радостно обнимала свою маму, нежно целуя ее в щеку. Заметив, что я наблюдаю за ними, девушка шепнула дочери что-то на ушко, и та, немного смутившись, подошла ко мне.
- А ты, правда, супер-герой? – тихо спросила девочка.
- Да, – чуть улыбнувшись, ответил я.
- А меня Эмми зовут.
- Очень приятно, Эмми, – я осторожно присел на корточки и пожал ее крохотную ручонку.
- У меня есть кое-что для тебя, – покраснев, проговорила малышка. Она протянула мне монетку. Это был один цент. – Он счастливый! Мне его мама дала, и он мне помогал. И тебе будет! – добавила она.
Я широко улыбнулся. Подарок Эмми был таким трогательным и, как бы глупо это не было, много значащим для меня.
- Но если он тебе принес удачу, может тебе стоит оставить его у себя? – спросил я.
- Нет! У меня в копилке еще много таких Линкольнов! – воскликнула девочка и вложила монету мне в руку.
- Спасибо, Эмми! – поблагодарил я.
Малышка улыбнулась мне в ответ и убежала к маме.
Услышав вой приближавшейся сирены, я понял, что мне пора. Захватив рюкзак, я спросил у одной из служащих про черный ход. Она поблагодарила меня за помощь и проводила к выходу.
Выйдя из банка, я взглянул на часы. Скоро должен был начаться мой рабочий день, а точнее сказать рабочая ночь в «Dead Cat». Приняв облик Джастина МакКинли, я поспешил на работу.
На улице уже смеркалось, когда я добрался до бара. Мэгги как всегда расторопно разливала свежие напитки первым посетителям.
- Привет, Мэг, – поздоровался я, садясь за барную стойку.
- Привет, Джас! Роб у себя, – добавила она, заметив мой обеспокоенный взгляд. – Не бойся, я прикрыла твою задницу, – девушка улыбнулась.
Ее слова позволили мне успокоиться. Если Роб у себя, значит, он уверен, что я уже работаю.
- Выпьешь? – все еще улыбаясь, спросила Мэг.
- Пожалуй. Просто пиво, – немного алкоголя сейчас мне не повредит.
Девушка ловко перевернула одну из бутылок, и ее содержимое быстрыми пенящимися всплесками наполнило мой стакан.
- Тяжелый день? – интерес ко мне со стороны Мэг не пропадал. Кажется, навязчивая склонность расспрашивать посетителей и пытаться анализировать их поступки, а еще лучше поделиться жизненной мудростью, - профессиональный порок всех барменов. Я пожалел, что в это время в баре было еще мало народу.
- Да, – сухо ответил я и залпом осушил стакан. – Пора за работу.
Я встал и направился к небольшой сцене в углу бара, освещенной тусклым прожектором, посреди которой стоял высокий стул. Взяв гитару, я уселся поудобнее и начал перебирать струны, наигрывая хиты восьмидесятых. Сегодняшняя ночь была посвящена музыке этого десятилетия, и я исполнял взрывные, бунтарские синглы великих: Майкла Джексона, Пола Маккартни, Eagles, Queen и других. Мэгги все время посматривала на меня так, как кошка смотрит на мышь. Но я старался игнорировать ее взгляды. Столики перед сценой занимали посетители, желавшие утопить свою ежедневную скуку в очередном стаканчике дешевого алкоголя. Бар наполнялся едким сигаретным дымом, и я как мог еще хватался за тот кислород, который оставался в воздухе. Во время исполнения самых популярных хитов восьмидесятых зал свистел и подпевал, а в конце выступления долго аплодировал.
Время близилось к трем часам ночи, когда в баре оставалась всего пара человек. Моя ночь подходила к концу и я, отложив гитару, направился к подсвеченному множеством лампочек алкогольному царству Мэг, чтобы помочь ей выпроводить засидевшихся посетителей.
- Ты хорошо поешь, – сказал молодой человек, сидевший за стойкой. Перед ним стоял наполовину пустой стакан пива.
- Спасибо, – ответил я, сев рядом в ожидании Мэг.
- Тебе нужно быть настоящим певцом! Почему ты здесь? – парень явно перебрал и я понял, почему Мэг нет на рабочем месте. Всю ночь выслушивать таких вот обиженных судьбой выпивох – я бы точно свихнулся, но она нет. Эта девчонка управлялась с ними не хуже секьюрити, уговаривая их покинуть бар, но небольшая передышка нужна была и ей.
- Мне нужны реальные деньги. Я не могу ждать чуда, – мои слова были чистой правдой. Я устало опустил голову и тяжело вздохнул. Деньги мне сейчас нужны были больше всего.
- Знаешь, а ведь у меня есть деньги. Я, конечно не сказочно богат, но и не бедняк, – проговорил молодой человек. – Но, поверь, не в деньгах счастье. Этого не достаточно.
Я понял, что за этими словами последует длинная, полная мучений и страданий история жизни. Налив в стакан пива, я приготовился слушать.
- У меня была девушка. Мы познакомились, когда учились в университете. Она такая красивая. Когда она заговорила со мной, я чуть не подавился гамбургером, который ел. Ведь со мной никогда не говорили просто так такие красивые девушки. А она подошла сама. Мы начали встречаться. Она была из небогатой семьи и я помогал ей финансово. Покупал ей любые безделушки, какие она захочет. Я любил ее и думал, что она тоже меня любит, но оказалось нет. Когда мы закончили университет, я оказался ей не нужен. Она нашла себе другого. Я просто помог ей хорошо закончить учебу. – Парень остановился и сделал большой глоток. – Я просил ее не уходить, ведь я любил ее, но она… Она ушла. И я слетел с катушек. Начал пить. Много пить. Я не знаю, что хотел этим сделать: забыться или я пил, потому, что все так делают, когда им разбивают сердце. Но однажды я так много выпил, что был готов наложить на себя руки. Я поднялся на крышу дома и кричал, что спрыгну, если она не придет. Собралась толпа, приехала полиция. А я все кричал, что покончу с собой. Но я ведь не такой! Дурацкая водка! Но потом, я оказался в воздухе, да, да! Ты не поверишь, но меня держал летающий человек. Я испугался. Он сказал, что поможет мне упасть! Наверное, это был ангел! Он помог мне понять, что я делаю. Я закричал, что не хочу умирать. И он сжалился и опустил меня на землю. Он сказал, чтобы когда я опять соберусь убить себя, я вспомнил его. Господи, что я делал?! Когда меня выпустили из больницы, я пришел на то место. Там осталось пятно от бутылки вина, которую я уронил, когда ангел поднял меня. И знаешь что, ведь этим пятном мог быть я.
Молодой человек замолчал. Его глаза не отрывались от стакана с пивом, стоявшего напротив него. Только выслушав рассказ, я понял, кого напоминал мне этот неряшливо одетый парень с растрепанными волосами. Так мое внушение все-таки подействовало на того горе-самоубийцу! Этот кретин не потерян, он выкарабкается.
- Кстати, меня Боб зовут, - парень вяло протянул мне руку. Я пожал ее и представился:
- Джастин.
- Ты нравишься мне, Джастин, - Боб прищурился и слабо улыбнулся.
Такое заявление было немного неожиданным для меня, но если у этого парня была девушка, значит с ним все в порядке.
- Мы могли бы стать хорошими приятелями, - добавил Боб.
Я нервно улыбнулся ему в ответ.
- Так, парень, пора тебе идти, мы закрываемся! – скомандовала, как по мановению волшебной палочки оказавшаяся рядом с барной стойкой Мэг. Я заподозрил ее в супер-способностях, но, вспомнив, сколько разбитых стаканов покоилось с миром в ее шкафчике, понял, что мои подозрения безосновательны. – Такси вызвать, или сам доковыляешь?
- Сам, - ответил Боб и, осторожно встав со стула, оставил рядом с пустым стаканом две купюры по сотне долларов. – Я рядом живу. До встречи, Джас, – он пододвинул мне сотню и ушел.
- Надеюсь, он еще вернется, - присвистнула Мэг, запихнув чаевые в задний карман джинс.
- Да, хороший парень, - сказал я.
- С такими деньгами, мне плевать кто он, - Мэг схватила свою спортивную сумку и направилась к выходу. Я коротко усмехнулся и последовал за ней.


Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 37
Награды: 7
Репутация: 13
Статус: Offline
 
Дата: Вторник, 24.05.2011, 17:37 | Сообщение # 4Мечтательница



Стакан наполовину полон?

Серые стены моей комнаты-коробки исчезли. Строго говоря, исчезло все, что окружало меня, когда я ложился спать. Сейчас я видел клубы белого дыма, пронизанные голубоватым светом. Я даже подумал, что протекающая крыша нашего старого дома, обвалившись, прикончила меня, и я оказался на небесах. И тут я услышал звук, белая дымка тумана передо мной заколыхалась, словно от дуновения ветра.
- Кто здесь? – спросил я.
Но ответом мне был все тот же странно-знакомый звук. Стук каблуков. Это был стук каблуков той незнакомки, которую я увидел на <> стрит, когда шел в банк.
Постепенно туман рассеялся, и в нескольких шагах от меня возник женский силуэт. Он медленно приближался, становясь все более четким. Я прищурился, чтобы лучше разглядеть незнакомку. Она выглядела иначе. Строгий серый костюм, делавший ее похожей на безупречного, но бесчувственного робота, сменился легким белым платьем без бретелей, украшенным небольшим серебристым камнем на лифе. Волосы девушки были распущены и спускались на плечи длинными золотистыми волнами. Голубые глаза блестели и с неподдельным интересом наблюдали за мной. Чуть пухлые розовые губы застыли на кукольном фарфоровом лице в легкой улыбке. И снова по моему телу прошла мелкая дрожь похожая на электрический импульс.
Завороженный, я стоял не в силах пошевелиться. Незнакомка очаровала меня своей таинственностью. Моя супер-интуиция просто вопила, безуспешно пытаясь привлечь мое внимание. Всматриваясь в лицо девушки, я пытался понять, что значит ее улыбка. На секунду я прислушался к своим способностям, но либо они еще сами не разобрались со своим вердиктом, либо одной секунды было не достаточно.
В надежде осознать хоть что-то, я робко протянул руку к девушке, пытаясь дотронуться до нее. Но резкий громкий звук неожиданно нарушил тишину, царившую в «раю». Казалось, что в моей голове стучат миллионы молоточков, настойчиво пытаясь вернуть меня в реальность. В мыслях пронеслось то скудное количество ругательств, которые я так упорно запоминал, перелистывая самые жесткие «взрослые» комиксы, и слышал в баре.
Звук не умолкал. Я цеплялся за остатки сна, но незнакомка уже начала растворяться в тумане, так что я видел лишь ее протянутую ко мне руку.
- МакКинли! Вставай! – грубый мужской голос, сопровождаемый стуком, звучал все настойчивее.
Открыв глаза, я уже не видел ни голубого неба, ни девушки. «Рай» сменился серой, безликой реальностью. В этот момент я пожалел, что дряхлая крыша все же не рухнула на меня и не убила.
- МакКинли! – еще одно слово…еще один удар кулака по двери моей комнаты, и я засуну кулак Билла ему же в рот.
В моем супер-воображении возникла сцена мести. Одно неловкое движение и этот маленький человечек лопнет, словно воздушный шарик.
- Если ты сейчас же не поднимешься, я вышвырну тебя ко всем чертям! – может он сам взорвется?
Больше терпеть я не мог. Сжав руки в кулаки, я быстрыми шагами направился к двери. В голове мелькали кадры всевозможных «несчастных случаев» , которые могли произойти с этим ничтожеством. Распахнув дверь, я уже был готов вырубить этот настойчивый будильник, как я почувствовал жар, исходящий от кольца. Оно впивалось мне в кожу, нанося болезненные ожоги.
- МакКинли, я долго должен тебя ждать? – рявкнул Билл.
- Извините, - скорчившись от боли, выдавил я.
- Собирайся, нужно отвезти деньги Большому Бену за мою малышку, - повелительно сказал Ибсон и направился к себе.
- Но…я…я не могу, - заикаясь кричал я ему в след.
- Захочешь остаться в моем доме, сможешь, - Билл громко хлопнул дверью.
Кольцо продолжало нещадно жечь мой палец.
- Чтоб ты! – проклиная про себя свое бессилие перед Биллом, я растирал красные пятна от ожогов. И как, по мнению этого чистюли на моем пальце, - я с недовольством посмотрел на кольцо, - можно это терпеть?! Этот толстый индюк, он... он заслужил! Палец, а за ним руку и все тело вновь охватила огненная вспышка. Хорошо! Хорошо, я буду паинькой, ладно? Я все понял! – сказал я этой железяке с чрезмерно суровым моральным кодексом.
Супер-эмоции взяли верх надо мной и от досады и злости в углах глаз выступили слезы. В этот момент все мое существо требовало возвращения домой, к длинным вкусным спагетти моей мамы, теплому мягкому пледу и двухместной кровати. Но тут же, устыдившись собственных мыслей, я громко захлопнул дверь и, шмыгнув носом, принялся собираться.
На минуту забыв о Билле, работе, колымаге, которую Билл называл «малышкой», я подумал о незнакомке. Перед глазами вновь возникло белое облако, сквозь которое медленно уплывал вдаль женский силуэт. И снова, чуть не заревев как какой-то Бибер-Мэнчик, я, тяжело вздохнув, стащил с прикроватной тумбочки старые джинсы. Захватив плеер, я быстро спустился на первый этаж.
- А, МакКинли, это твой транспорт, - Билл указал корявым пожелтевшим пальцем на старый велосипед, облокоченный на покосившуюся грязно-коричневую дверь. Сжав зубы, я пытался сдержать обиду и негодование, вновь закипавшие во мне.
- Ага, - выдавил я.
Без усилий, потому что никто меня не видел, я приподнял свой транспорт и выбежал на улицу. Палец ужасно горел. Поставив велосипед рядом с кленом, каким-то невероятным образом привносившим живости и красок оцепеневшему и унылому зданию нашего «дома», я пытался прийти в себя. Дерево устало скрипнуло. Включив плеер, я смог хоть немного расслабиться и освободить голову от роя мучивших меня мыслей. Уже теплое, но еще не обжигающее апрельское солнце окутывало мягкой, согревающей пеленой. Прохладный ветерок разносил по округе сладкий и свежий аромат первых цветов.
Кольцо перестало яростно жечь мой палец, и я, отбросив все ненужные мысли, сосредоточился на музыке. Подняв велосипед с земли, я увидел полоски от моих пальцев, обвивавшие раму, - следы моего супер-возмущения.
- Отлично! – громко воскликнул я, сам того не ожидая. Где-то в паре кварталов от меня послышался яростный лай собаки.
Поставив транспорт перед собой, я аккуратно сел, мысленно пообещав больше не причинить боли этому хоть и неживому, но скорбного вида существу. Облупившаяся ярко-зеленая краска мелкими хлопьями посыпалась на асфальт, оставляя полоски салатовых крошек. Почувствовав себя Грэтель, я подумал, что еще немного и я просто сойду с ума, и, нажав на педаль, привел велосипед в движение. Колеса сопротивлялись внезапно свалившемуся на них весу, но усердно крутились, тихо поскрипывая и проседая подо мной. Невысокие дома окраины Нью-Йорка мелькали у меня перед глазами, сливаясь в темный черно-красный пунктир.
Отдаляясь от центра города, я все больше погружался в музыку, соединявшую меня с великими Майклом Джексоном, Битлз и Армстронгом. Проезжавшие мимо грузовики, будто издеваясь надо мной, соблазняли огромными мясными нарезками, жареными курицами и запеченными индейками на разноцветных плакатах. Мой желудок сжался в комок, жалобно заурчав. В голове возникла картинка, на которой Билл, злорадно улыбаясь, запихивает в себя сочный, жирный хот-дог, запивая все это изрядным количеством кофе. Мысленно пожелав Биллу подавиться, я начал быстрее крутить педали, надеясь по пути встретить какую-нибудь забегаловку.
Постепенно солнце все больше разогревало асфальт, что вместе с автомобильными выхлопами создавало огромную горячую пленку, окутавшую магистраль. Изнывая от жары, я молил защитника всех супер-героев послать мне маленькое жалкое кафе, в меню которого были хотя бы злополучные хот-доги или любая другая еда сомнительного происхождения. И вновь убедившись в существовании неких высших сил, которые останавливают самоубийц, подстраивая случайности, не позволяющие им покончить с собой, создают дефицит черных чулок, которыми обычно пользуются воры, не допускают убийства, насылая осечки на пистолеты, усыпляют в кустах насильников тишиной ночного парка и вообще всячески мешают преступникам осуществить свои планы, оберегают супер-героев и их желудки, я увидел небольшую заправку, на крыше которой возвышались огромные буквы, собиравшиеся в «Machine Drink», а рядом с ними была картонка, с изображением чашки кофе и надписью, несколько раз обведенной черным маркером, «Cafe».
До меня донесся соблазнительный запах, начиненного всяческими вкусовыми добавками свежеприготовленного фаст-фуда. Уже слабо соображая, какое мастерство вождения показываю сигналившим мне водителям, я, игнорируя правила дорожного движения, свернул к кафе, ощущая лишь запах бургера, который в мыслях уже держал в руках и жадно откусывал от него большущий кусок. Один из водителей, которому я, видимо, потрепал нервы больше всего, высунул голову из окна старенького «Шевролет» и что-то кричал. Но мой мозг, одурманенный мечтами о вкусном завтраке, уловил лишь два слова «придурок» и «сверни». Отметив про себя, что «придурком» я еще никого не называл, совершая свои супер-геройские поступки, я свернул с центра дороги, ведущей к заправке и остановился у витрины, обклеенной различными вывесками с изображением еды. «Шевролет» фыркнув, припарковался возле одной из шести заправочных станций. Паренек, одетый в красный комбинезон с нашитым на спине лейблом заправки, мигом подбежал к автомобилю и, разузнав о количестве топлива, которое собирается приобрести владелец авто, нажал на бензоколонке пару кнопок и принялся заправлять машину.
Происходящее почему-то заинтересовало меня, и я, оставив велосипед у кафе, не спешил заходить внутрь. Прозвучал сигнал, и парень вытащил пистолет из наполненного бака. Пара капель бензина упала на асфальт и, хотя все происходило достаточно далеко от меня, я ощутил неприятный удушающий запах, заставивший меня закашляться. Зажав нос, я выключил плеер, из наушников которого все еще доносился вечно молодой голос Майкла Джексона, и быстрыми шагами направился в кафе.
Как только я толкнул дверь, колокольчик над ней приветственно зазвенел. Мои легкие наполнились сладостно манящим ароматом свежепожаренного мяса, но как ни странно тошнотворный запах бензина все еще доносился до меня. Шумно выдохнув, я попытался сосредоточить внимание только на еде.
Кафе было почти пустым, лишь пара человек сидела за деревянной барной стойкой, они не спеша жевали тонкие полоски картофеля фри. Я присел за столик у окна, выходившего на магистраль. Видимо, уже не надеясь принять нового посетителя, парень за стойкой как-то удивленно-недоверчиво посмотрел на меня, но поняв, что я собираюсь остаться, закричал:
- Рита! Посетитель!
В ответ из служебного помещения донесся какой-то шум и невнятный голос, после которых из-за двери показалась официантка. Недовольно взглянув на меня, она направилась к столику, на ходу доставая растрепанный блокнот и ручку.
- Что будете? – уставшим голосом произнесла она.
- Бургер и Спрайт, пожалуйста, - сказал я, искренне пытаясь улыбнуться.
Девушка удалилась, а через несколько минут поставила передо мной поднос с вкусно пахнущим заказом. Осушив половину стакана любимого напитка, я с жадностью накинулся на бургер. Заполняя желудок хоть чем-то съедобным и даже вкусным, я почувствовал, как супер-сила заполняет каждую клеточку моего тела. Билл и его дряхлая «малышка» уже не раздражали меня, а казались необходимостью и обязательством, часто возникающими у простых людей, не наделенных сверх-способностями. Лишь все еще преследующий меня запах бензина мешал мне наслаждаться завтраком.
Взглянув на дорогу, я почувствовал, что едкий запах горючего становится сильнее, от чего мне стало дурно. Резкий оглушающий звук тормозов неожиданно пронзил мое сознание. Предчувствуя беду, я вскочил с места и выбежал на улицу.
Оглядевшись по сторонам, я заметил огромный бензовоз, пробирающийся сквозь толпу легковушек в паре километров от заправки. Ему навстречу двигался длинный караван семейный авто, возвращавшихся в город. Времени на раздумья не было и я, обогнув заправку, забежал в приоткрытую дверь служебного помещения. Оказавшись в тесной комнатушке, заставленной столами и шкафами, я заметил дверь с табличкой «Кладовая». Услышав голоса, я, недолго думая, потянул ручку и, убедившись в том, что в кладовке никого нет, решил, что это место и будет моей «раздевалкой». Быстро стянув с себя свитер и джинсы, я сунул их в одну из стоявших на полу коробок и повернул кольцо. Темно-фиолетовая ткань окутала все мое тело, а на груди возникла большая буква «В». Осторожно приоткрыв дверь, я сквозь узкую щель оглядел комнату. В ней никого не было. Выскочив из служебного помещения, я поднялся в воздух.
Бензовоз начал набирать скорость, пользуясь освободившейся перед ним дорогой. Взглянув в другую сторону, я услышал странный щелчок. Сфокусировав внимание на этом звуке, я отыскал его источник.
Новенький «Лексус», за рулем которого сидел молодой человек, кричавший что-то в прижатый к уху мобильник, обгоняя другие автомобили, несся навстречу фуре с огромной скоростью. Парень нетерпеливо постукивал пальцами по рулю, то и дело поглядывая в боковые зеркала. Кинув на сидение мобильник, он недовольно воскликнул: «Черт!» - и проигнорировав двойную сплошную, выехал на встречную полосу, разгоняясь для обгона. Заметив приближающуюся ему навстречу фуру, лихач поддал газу, пытаясь вклиниться в плотный ряд легковушек. Водитель бензовоза стал возмущенно сигналить, призывая освободить дорогу, но «Лексус», изо всех сил стараясь разогнаться, все равно не мог набрать достаточную скорость, чтобы пристроиться в караван автомобилей.
Поняв, что без моей помощи автокатастрофы не избежать, я, собрав всю силу, разогнался и, приземлившись на дороге выставил руки вперед. Упершись в «Лексус» я, обладая достаточной силой и все же порядком напрягшись толкнул машину в свободное место в ряду легковушек, которые недовольно загудели в ответ.
Водитель «Лексуса» открыл зажмуренные перед, казалось, неизбежной смертью, глаза, разжал белые от напряжения пальцы, освобождая руль от их крепких объятий, и суматошно оглядывался по сторонам. Так до конца и не поняв, что произошло, парень тяжело вздохнул и, отнеся чудо на счет Божественного проведения, поблагодарил Всевышнего за спасение. А я, крикнув ему в след «придурок» и закатив глаза, просто улетел, скрывшись за заправкой.
Толкнув дверь в служебное помещение, я обнаружил ту самую официантку Риту, которая стояла у кладовой и держала в руках мои вещи.
- Это мое, - ответил я на ее немой вопрос и, взяв одежду, вышел из помещения.
Посмотрев по сторонам, я понял, что мне ничего не остается как переодеваться на улице.
Ткань в одну секунду стянулась в кольцо. Быстро развернув одежду, я только наклонился, чтобы надеть джинсы, как понял, что моя супер-интуиция меня подвела.
- Классные труселя! – услышал я звонкий смех, доносившийся из проезжающего мимо кабриолета.
Запутавшись в штанинах, я чуть было не упал на землю, но каким-то чудом удержавшись, прижал к телу свитер, пытаясь прикрыться им. Девушки еще долго сигналили и, присвистывая, кричали что-то типа «ах, ковбой, жаль мы спешим» и «какая задница». А я, словно загнанная жертва хищниц, метался из стороны в сторону, пытаясь поскорее одеться и скрыться с места моего «обнажения».
Понадеявшись на то, что Рита все же не узнает меня, так как кольцо несколько меняет внешность при превращении в Бибер-мэна, я зашел в кафе и вернулся к своему столику. Подноса не было. Раздосадованный не состоявшимся полноценным завтраком, я направился к барной стойке.
Парень, все еще сидящий за ней, улыбнулся и спросил:
- Забыли оплатить?
- Забыл поесть… - начал, было, я, но внезапно появившаяся Рита заставила меня замолчать. Наверное, наша встреча застала бедняжку врасплох, и она, проверяя свое физическое и моральное здоровье одновременно, положила левую руку себе на лоб, а правой пыталась достать до кончика носа, при этом закрыв глаза.
Посмотрев на нее, мой сосед лишь усмехнулся и покрутил пальцем у виска.
- Рита, парень не доел свой бургер, - сказал он девушке.
Та, открыв глаза, посмотрела на меня, и, развернувшись, пошла обратно на кухню.
- У меня еще был Спрайт! И стакан был наполовину полон! – крикнул я ей вслед. Поняв, что девушка меня не узнала, я немного расслабился.
- И что, мне нести недолитый стакан? – недовольно сказала она в ответ.
- Она нальет новый, - заверил меня парень и я, улыбнувшись ему, пошел за столик.
***
Был уже полдень, когда я добрался до Большого Бена. Его небольшая мастерская, состоявшая из нескольких соединенных между собой гаражей, располагалась чуть поодаль от магистрали, и поэтому шум и пыль трассы почти не доходили сюда.
Облокотив велосипед о стенку одного из строений, похожего на металлический амбар, я зашел в гараж, заставленный автомобилями и различными запчастями. Из старенького радиоприемника доносился знакомый мелодичный мужской голос. Внезапно в голове возникла картинка из прошлого. Мягкий диван, большой старый телевизор, который не в какое сравнение не входил с современными плазмами, целая миска с горкой еще горячего сладкого попкорна, теплые, ласковые мамины руки, гладящие меня по голове, и нежный голос:
- Слышишь, Джастин, как он поет? Это Генри Манчини. Он великий.
- Мама, я когда вырасту, тоже буду петь? – раздался звонкий детский голос.
- Если захочешь, дорогой, – прошептала мама.
В моей памяти всплыли черно-белые картинки еще такой молодой и красивой Одри Хепберн, и я, поддавшись чувствам, сам не ожидая, насколько громким окажется мой голос, воскликнул:
- Да что такое?!
И тут из-под одной из машин выехала тележка, на которой лежал парень и удивленно смотрел на меня.
- Привет! – поздоровался я, махнув рукой.
- Привет, - как-то безразлично ответил он.
- Я к Бену.
- Бен! К тебе пришли! – закричал парень и вылез из-под машины.
Не обращая на меня внимания, он начал копаться в инструментах, а я, недовольный его пренебрежительным отношением, уставился на него. Парень был одет в темные брюки и рубашку в клетку. На одежде были еле заметные пятна, но, как ни странно, небрежность во внешнем виде только прибавляла ему мужественности. Парень был чуть выше меня ростом и, должен признаться, чуть крупнее. Должно быть, переборщил с протеином.
Подумав, что мускулы, скорее всего, заменяют ему отсутствие мозгов, я расслабился. Вот с такими тупыми качками у меня дома и выходили стычки.
- А…мальчик на побегушках? Ты от Билла? – высокий крупный мужчина, зашедший в гараж, мельком глянул на меня, а затем, вымыв руки, подошел ближе.
Какой я тебе мальчик?! – хотелось кричать мне. Спиной почувствовав наглую самодовольную ухмылку качка, я просто закипел от возмущения. Что они о себе возомнили? Как же хотелось огреть их одной из разбросанных по гаражу железок! Но как только я об этом подумал, кольцо снова будто раскалилось и, пульсируя, обожгло меня.
- Да, от Билла, - мрачно выдавил я и протянул Большому Бену пятидесятидолларовую купюру.
- Знаешь, парень, этого не достаточно, - нахмурившись и покрутив в руках бумажку, сказал хозяин мастерской. – Билл, видно, в конец обнаглел. Сам появляться не хочет и присылает молокососа с пятьюдесятью долларами. Мне с этой бумажкой только в туалет сходить, и то не хватит. Вот что, езжай обратно и скажи, что за пятьдесят долларов я его колымагу могу только на свалку отогнать.
Бен сунул купюру себе в карман и, развернувшись, вышел из гаража.
Отлично! Весь день коту под хвост! Я, было, хотел снова начать восклицать в пустоту, жалуясь самому себе, но, вспомнив про тупого качка, заставил себя успокоиться. Я направился к выходу, когда меня остановил голос:
- Лучше скажи своему Биллу, чтобы пришел сам, Бен так просто от тебя не отстанет.
Повернувшись к парню, я только хотел высказать все, что вообще думаю о Билле, Бене, придурке на «Лексусе», девчонках из кабриолета и этом тупом красавчике-качке, но, во время себя остановив, как можно недовольнее и грубее, будто желая выплеснуть всю злость в словах, сказал:
- Сам разберусь.
Я вышел из гаража и, усевшись на велосипед, поехал домой.


Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 37
Награды: 7
Репутация: 13
Статус: Offline
 
Дата: Пятница, 08.07.2011, 22:48 | Сообщение # 5Мечтательница
от Автора: мне очень приятно, что мое творчество стало для кого-то, возможно, источником духовных сил, подпитки. Все это время я пыталась разобрать целый снежный сугроб проблем, которые накопились, но теперь этот ком тает и у меня наконец наступает лето) Я очень боюсь, что вы не вспомните о Бибер-Мене, но очень надеюсь, что у меня есть "постоянные читатели". Буду рада любым комментариям! Я надеюсь, что вы простите мне такое долгое отсутствие фика и снова окунетесь в фантастический мир супер-героев)


Анпроноунсибал (Unpronounceable)

Измученный долгими объяснениями с Биллом по поводу того, что в наше время пятьдесят долларов не оплатят починку его калымаги, тем более, что «малышка» уже далеко не девственна и свежа, я медленно брел по душному Бруклину. Усталость заполняла каждую клеточку моего тела и я, зевая и еле переступая с ноги на ногу, тащился в Dead Cat. Единственное, на чем я мог сосредоточится, было нестерпимое желание иметь много-много денег, чтобы купить собственную квартиру с огромной двуспальной кроватью, и чтобы никакой Билл не лишал меня утреннего отдыха после очередного спасения мира .
Когда я, наконец, толкнул дверь бара, было уже начало пятого. Тяжело вздохнув, я направился к барной стойке, где уже привычно и даже слишком предсказуемо на высоком табурете, будто на троне, возвышавшемся над пивным царством, сидела Мэг. Увидев меня, девушка улыбнулась и, достав с полки бутылку виски, профессионально быстро налила содержимое в два стакана.
- Что празднуешь? – спросил я, заинтересованный тем, что Мэг так легко растрачивает припасенную бутылочку любимого алкогольного напитка.
- Заслуженный выходной от пьяных кр*тинов, которые сводят меня с ума своими проблемами, - самодовольно пропела девушка. – Dead Cat сегодня не работает.
«Я высплюсь» - промелькнуло у меня в голове. Впервые за день я почувствовал легкость и свободу.
- А, МакКинли, наконец, ты соизволил придти, - откуда не возьмись рядом со мной возник мистер Нейп и, взяв один из стаканов с виски, широко мне улыбнулся. Его поведение обеспокоило меня. Улыбаться мне за то, что я опоздал, и пить с Мэг за закрытие бара – это что-то на грани фантастики. Хотя, мне ли удивляться необычным явлениям?
- Извините, мистер Нейп.
- Ладно, МакКинли, сегодня можешь не извиняться, - он сделал глоток виски.
Я смотрел то на Нейпа, то на Мэг. Они будто смеялись над моим неведением и непониманием. Ситуация начала раздражать.
- Что происходит? – наконец, решил прояснить ситуацию я.
- Все просто, МакКинли, тебя заказали, - улыбнулся Нейп и сделал еще глоток.
- Убить? – ужаснулся я, и хотя при всем желании расправиться со мной окажется крайне сложно, меня мучил вопрос: какому идиоту могла прийти в голову такая глупая и самоубийственная идея?
- Нет, конечно, - перебил мои раздумья босс. - Сегодня ты будешь петь на банкете, который устраивает одна из самых влиятельных и богатых семей Нью-Йорка. У их дочери сегодня помолвка, и они хотели бы устроить праздник в честь этого события. Я знаю мистера Элисона очень давно, и он очень просил помочь. Кстати, не знаю, откуда у тебя популярность в таком обществе, но они настоятельно просили, чтобы у них спел именно ты. Так что МакКинли, ищи себе смокинг и бабочку, сегодня ты заказан в качестве симпатичного сладкоголосого десерта!
Не совсем поняв, что именно Роберт подразумевал под этим «десертом», я все же почувствовал облегчение хотя бы из-за того, что сегодня моя публика будет состоять из ценителей искусства, чувство прекрасного у которых развито в силу их голубых кровей , а не в силу высокого градуса, гуляющего в их крови алкоголя… Стоп! Им не понравится моя музыка. Я не играю классику! Представляю, как леди в длинных вечерних платьях будут делать лунную походку под Майкла Джексона.
Мои раздумья об экстренно необходимом подходящем репертуаре нарушила новая мысль, запульсировавшая яркими разноцветными буквами, словно огромная неоновая вывеска «Внимание!»: «Черт, где я добуду смокинг?».
Видимо, мой вид слишком красочно отображал весь набор чувств, которые я испытывал, потому что Мэг, как-то странно скривила губы и нахмурившись, спросила:
- Джас, ты в порядке?
Еще несколько минут я не отрывал взгляда от девушки, одновременно анализируя ее вопрос, ища в своей голове вразумительный ответ на него и перебирая все возможные варианты поиска мест, где я могу достать костюм на вечер.
- У меня нет смокинга, - обреченно прошептал я.
- А… - Мэг громко выдохнула и театрально провела рукой по лбу. - Я уж подумала, тебя сейчас стошнит. Уже хотела доставать свой спасительный тазик, – она захихикала, но увидев мое серьезное лицо, перестала смеяться. – Смокинги можно взять напрокат в магазине за углом.
Махнув Мэг рукой, я выскочил из бара и, на ходу продумывая план действий, направился к подсказанному девушкой магазину.
***
Дамы в вечерних туалетах, держа под руку своих кавалеров, медленно вышагивали по деревянному пирсу, придерживая подолы длиннющих платьев. Все происходящее больше напоминало картину начала двадцатого века, чем современность, и я с интересом наблюдал за действующими лицами, подмечая про себя безупречность внешнего вида и манер высшего общества. На борту же творился хаос: официанты бегали с подносами, на ходу поправляя расставленные неидеально, как казалось хозяйке вечера, блюда, музыканты торопливо настраивали инструменты и раскладывали ноты, а я…у меня было важное дело: я как мог удерживал на себе костюм, который оказался немного велик мне, стараясь сильно не выдыхать, и как можно любезнее улыбался с палубы гостям вечера. Занятие у меня было глупым, но если бы вы видели мой аванс, то улыбались бы изо всех сил, лишь бы угодить миссис Элисон. Сама же хозяйка вечера то и дело поправляла свое и без того безупречное платье и раздавала прислуге распоряжения. Ее муж стоял в стороне, стараясь не попадаться на пути у своей благоверной, и издали восхищенно смотрел на нее, переговариваясь с каким-то мужчиной.
Когда на часах пробило восемь, гости, наконец, начали подниматься на палубу яхты, и пришло время моего выхода.
После долгих сомнений и поиска в Интернете песен, подходящих данному событию, я все же подобрал себе репертуар и был готов начать свое выступление. Первой моей песней была композиция Генри Манчини «Moon River», та самая, которую я слышал в гараже Бена. Снова прошлое окутало меня невидимой никому, кроме меня самого пеленой. Но на этот раз, вспомнив, как будучи ребенком, я выступал на импровизированной сцене в центре гостиной перед мамой и бабушкой, я не почувствовал одиночества. Я чувствовал себя Полом Варжаком, заглянувшим на вечеринку к легкомысленной красавице Холли Голайтли*. И непонятная уверенность в том, что моя Холли тоже ждет меня, охватила меня с такой силой, что сердце стало слишком часто сокращаться, а дыхание участилось.
И тут появилась она. Все гости обернулись, провожая ее восхищенным взглядом, а она, немного смущаясь повышенному вниманию, опустила глаза и медленно шагала по палубе, держа за руку какого-то парня. Я забыл, как петь. Как вообще говорить. Как дышать. И лишь еле ощутимый заряд тока, который я почувствовал, когда она подняла на меня глаза, вернул меня в реальность. Она слегка улыбнулась. Я, что было силы, ущипнул себя за руку, чтобы убедиться, что все происходящее не сон или жестокая игра моего супер-воображения, и, почувствовав боль, поблагодарил, словно на вручении премии, свою маму, за то, что родила меня, Нейпа, что когда-то взял меня на работу, и свою супер-силу, которая помогает мне сдержать себя, чтобы не завизжать от восторга. Поправив смокинг и набрав в легкие воздуха, чтобы костюмчик сидел, я улыбнулся незнакомке в ответ и поклялся себе, что обязательно узнаю имя красавицы.
- Джастин, - услышал я чей-то голос, но не придал этому значения. Я все еще оставался зачарованным, завороженным незнакомкой, от которой не мог оторвать взгляд. – Мистер МакКинли! – голос прозвучал настойчивее и даже требовательнее. Но я просто не мог. Не мог освободиться от плотной пелены сна, в котором белокурая красотка в длинном платье цвета шампанского плывет сквозь облака ко мне.
- Мистер МакКинли! – чья-то рука обхватила мое предплечье и потянула меня вниз. Я больше от бессилия сопротивляться, чем от силы того, кто тянул меня, чуть пригнулся и только сейчас обратил внимание на человека, который так настойчиво требовал моего внимания. Это была миссис Элисон. Ее маленькая рука сжимала мою и пыталась освободить микрофон от моих цепких пальцев. Я не сразу понял, что происходит, а все еще продолжал блаженно смотреть на миссис Элисон и воображал, что она – прекрасная фея, которая поможет нам с незнакомкой воссоединиться.
- Прошу вас, отпустите, - сдавленно прошептала фея и умоляюще посмотрела на меня. И хотя ее слова не были похожи на реплику волшебницы из сказки, мое супер-воображение само перевело ее в нужную фразу: «Иди к ней. Увези ее отсюда. Там, за мостом, тебя будет ждать твой верный конь. А вот тебе ключи от пент-хауса, сегодня мы, с мистером Элисон переночуем у друзей». И только выражение лица феи не совпадало с ее наставлением. Казалось, она была слегка раздражена, но я решил, что это из-за ее волшебной палочки, которую я до сих пор нагло сжимаю в руках.
Отпустив микрофон, я, возбужденный скорым знакомством с белокурой красавицей, направился к незнакомке.
- Дамы и господа, друзья, - послышался голос феи, - я рада представить вам свою дочь Тэйлор и ее жениха Джейкоба Ноутпроноунсхайма!
На секунду я остановился. Внутри будто рухнул огромный камень и легкие сдавило им. «Жених? Ну да…тут ведь у кого-то помолвка. Ну нет. Не у нее. Она свободна на ближайшую минуту. До того, как я доберусь до нее. А потом я, она, конь и пент-хаус».
Парень, которого незнакомка держала под руку, аккуратно повернулся к ней и, чуть наклонив голову, поцеловал. Камень внутри меня сильнее сдавил легкие, и я закашлялся. Пент-хаус в моих мечтах обрушился, придавив обломками коня и отделив меня от незнакомки. Я видел, как нежно этот Джейкоб обняв мою мечту за талию, целует ее прямо в губы, и от этого зрелища мне захотелось убежать. Спрятаться под теплый плед в моей детской в Стретфорде, обняв мишку, закрыть глаза и уснуть.
Девушка отпрянула от жениха и, прикусив нижнюю губу, мягко улыбнулась. Ее взгляд скользнул по мне и снова заряд тока, вызвавший мурашки, пробежал по моему телу. Сжав руки в кулаки, я заставил себя отвернуться. Я уговаривал себя перестать думать о ней и вернуться к работе. Я медленно побрел в сторону сцены, как вдруг от резкого толчка, палуба начала качаться. Треск и звон разбитой посуды наполнил ночной воздух. Гости с криками прильнули к палубе как можно ниже. Я понял, что происходит что-то неладное и мне нужно вмешаться. Оглядев яхту в поисках помещения более-менее пригодного для переодевания, я не нашел ничего. А тем временем толчки повторились. Покрутив головой, я нырнул под стол, накрытый длинной белой скатертью, под которой я остался незаметным для гостей. Лежа на спине, согнув ноги, чтобы не выдать себя, я быстро стащил с себя смокинг и повернул кольцо. Мягкая, эластичная ткань окутала мое тело, повторяя каждый его изгиб. Я осторожно повернулся на живот и на четвереньках высунулся из-под стола. На яхте царила паника, и меня никто не замечал. Я невольно посмотрел в сторону, где еще пару минут назад стояла моя незнакомка. Там никого не было. Наверное, жениха и невесту спрятали в каюте, подальше от беды. Я выполз из своего укрытия, поднялся на ноги и побежал к коридору, ведущему к подсобным помещениям.
Мой супер-слух уловил шум в одной из комнат, и я осторожным движением повернул ручку двери. Возможно, за ней находился кто-то, кому нужна была моя помощь. Вода быстрым потоком хлынула из небольшого помещения. Я шагнул внутрь, стараясь не шуметь, чтобы понять, кто находится в комнате. Внезапно поток воды остановился, и шум, доносившийся из глубины комнаты, прекратился. Сквозь пар я пытался увидеть хоть что-нибудь. Красно-синие отблески света проскользнули по бледно-оранжевой стене.
- Кто здесь? – как можно громче сказал я, но в ответ услышал лишь шум. Приготовившись дать отпор врагу или помочь пострадавшему, я шагнул в неизвестность. И тут, неожиданно сильный поток ветра заставил меня замереть. Я не мог ничего понять. Я видел лишь красно-синий свет окруживший меня, и чувствовал приторно-сладкий цветочный запах вокруг. И также быстро и внезапно, как появилось, все исчезло. Растворилось в воздухе. Белая пленка спала с моих глаз и я увидел огромную бочку, торчащую из борта. По ее краям струйкой текла вода. Вот в чем дело! Виной всему этому хаосу была пробоина. Но кто ее залатал?
Оставаться на месте было бесполезно и небезопасно – я мог быть обнаружен. Я почти бегом вернулся на палубу, и пока гости приходили в себя, снова заполз под стол.
- Давай, Энджи, он где-то там. Я видела, как он закатился туда, - я услышал женский голос, и внезапно из-под скатерти показался тонкая рука, ощупывающая пол.
- А вы точно его не пропустили, когда считали? – раздался второй голос, тоже женский.
- Нет, доставай! – ответил первый более требовательно.
Рука двигалась по полу, а я, вытянувшись в линеечку, лежал, не шевелясь, и оглядывался в поисках этого чертового бокала.
- Эндж, да залезь ты уже туда, - снова прозвучал первый голос.
Я судорожно искал глазами бокал. Он лежал в футе от меня. Ловким движением я схватил его и положил рядом с рукой, все еще ощупывающей пол.
- Вот он! – рука вытащила бокал, и я, выдохнув, быстро натянул на себя костюм и вылез из-под стола.
Костюм было очищать бесполезно. Ну вот, еще и чистку оплачивать придется. Вечер казался безнадежно испорченным. Оставалось рассчитывать только на обещанный гонорар.
- Вы что-то потеряли? – где-то рядом со мной раздался звонкий, мягкий и удивительно мелодичный голос. Я медленно обернулся на него, желая поскорее увидеть ангела, произносившего слова.
- Нет, - отрезал я.
Я был потерян. На самом деле я действительно потерял нечто очень важное. Я потерял себя! Я был потерян!
Она стояла в полуметре от меня. Такая манящая, такая таинственная, чарующая и недосягаемая. Мне так хотелось дотронуться до нее, но я боялся, что она уйдет.
- Простите, я не представилась, - чуть прикусив губу, сказала незнакомка и протянула мне руку, - Я Тэйлор Элисон.
Ее имя прозвучало, как мелодия из «Moon River». И будто, произнеся его, она приоткрыла дверь мне, простому парню, в свой сказочный мир. И я, немного смущенный и растерянный, стоял, не в силах вымолвить ни слова.
- А вас как зовут? – нарушила царившую между нами тишину она. Я судорожно пытался отыскать в памяти ответ на этот банальный и простой вопрос и на минуту закрыл глаза, чтобы не растерять остатки здравого смысла и сконцентрироваться.
- Я…Джастин…МакКинли, - я осторожно сжал в руке ее маленькую ладонь. Все вокруг будто стало светлее, понятнее и ярче. По телу прошел электрический заряд. Воздух заполнил пьянящий цветочный аромат.


Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 37
Награды: 7
Репутация: 13
Статус: Offline
 
Justin‛s Bieber‛s Форум » Fanfiction и Журнал "Самиздат" » Старые фанфики о Джастине Бибере » - He is crazy? - No, he is Bieber-Man!
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:




Copyright www.bieberworld.ru ©2009-2020
Используются технологии uCoz